Экзистенциальное направление в психологии

Экзистенциальное направление в психологии

Экзистенциальное направление в психологии возникло в Европе в первой половине ХХ в. на стыке двух тенденций. С одной стороны, появление его было продиктовано неудовлетворенностью многих психологов и терапевтов господствовавшими тогда детерминистскими взглядами и установкой на объективный, научный анализ человека. С другой — мощным развитием экзистенциальной философии, которая проявляла большой интерес к психологии и психиатрии. В результате в психологии появилось новое течение, представленное такими именами, как К. Ясперс, Л. Бинсвангер, М. Босс, В. Франкл и др. Важно отметить, что влияние экзистенциализма на психологию не ограничилось появлением собственно экзистенциального направления — очень многие психологические школы в той или иной мере ассимилировали эти идеи. Особенно сильны экзистенциальные мотивы у Э. Фромма, Ф. Перлса, К. Хорни, С. Л. Рубинштейна и др.

Экзистенциальная психология (терапия) в узком смысле выступает как хорошо осознаваемая и последовательно реализуемая принципиальная позиция. Первоначально это собственно экзистенциальное направление (в узком смысле) именовалось экзистенциально-феноменологическим или экзистенциально-аналитическим и представляло собой чисто европейский феномен. Но после Второй мировой войны экзистенциальный подход получил широкое распространение и в США. Причем там в число его наиболее ярких представителей вошли некоторые лидеры третьей, гуманистической, революции в психологии (которая, в свою очередь, во многом опиралась на идеи экзистенциализма) — Р. Мэй, Д. Бюджентал и др.

Экзистенциалистский взгляд на человека берет свое начало из конкретного и специфического осознания уникальности бытия отдельного человека, существующего в конкретный момент времени и пространства. Экзистенция («существование») происходит от латинского existere — «выделяться, появляться». Этим подчеркивается, что существование — не прозябание, не статистический процесс, а динамический. Внимание экзистенциалистов, в отличие от представителей других направлений, переключается с объекта на процесс. Таким образом, сущность — это некая фикция, а существование — это постоянно изменяющийся процесс. Тогда понятно, что разница в понятиях «сущность» и «существование» в данном случае раскрывается несколько иначе.

Впервые термин был употреблен датским философом и теологом С. Кьеркегором, прожившим короткую и трагическую жизнь в мучительных попытках философского и теологического самопознания. Идейным истоком экзистенциализма стала феноменология Гуссерля. Философско-методологическими предпосылками развития экзистенциального направления в психологии явились труды М. Бубера, Ж. П. Сартра, М. Хайдегге-ра. Среди экзистенциалистов можно провести четкую разграничительную линию: одни из них (Ясперс, Марсель, Бердяев, Шестов) являются истинно религиозными, другие (Хайдеггер, Сартр, Камю) считали себя атеистами. Деление это можно считать принципиальным, поскольку одни из них видели смысл всего в Боге, другие же находили его в самой жизни, в ее процессе. До сих пор попытки изложить полный обзор теории экзистенциализма не увенчались успехом. Дело в том, что трудов в духе этого направления по философии, литературе, психологии и психиатрии огромное множество, но между ними существует большое количество разногласий. Однако есть один момент, который объединяет всех экзистенциальных мыслителей — это вера в реальность свободы личности.

Экзистенциальная психология — наука о том, как человеческая судьба зависит от отношения человека к жизни и смерти, а следовательно, и к смыслу своей жизни, поскольку первые две категории неминуемо приводят к третьей.

Основные проблемы, интересовавшие экзистенциалистов, — это проблема жизни и смерти, проблема свободы и ответственности, проблема общения и одиночества, а также проблема смысла жизни. Они выполняют динамическую функцию по отношению к человеку — побуждают развитие его личности. Но столкновение с ними болезненно, поэтому люди склонны защищаться от них, что зачастую приводит к иллюзорному решению проблемы. Люди должны начать переоценивать ценности, стараться не совершать тривиальных, типичных, лишенных оригинальности, бессмысленных поступков, глубже понимать смысл жизни в настоящем, стать свободными от внешних и внутренних обстоятельств.

Экзистенциалисты в свою теоретическую основу вкладывали основные принципы гуманистической психологии, произведения таких авторов, как Гегель, Достоевский, Ницше, Сартр и др. Особое влияние на развитие экзистенциальной идеи оказал постулат Гегеля о том, что обстоятельства и влечения управляют человеком ровно настолько, насколько он им позволяет. Отсюда было сделано два очень важных вывода.
1. Обстоятельства и влечения действительно могут управлять человеком.
2. Человек может им не позволить сделать этого.

Воля является одним из ключевых понятий экзистенциализма. А. Шопенгауэр одним из первых экзистенциалистов обращается к этому понятию, утверждая, что человек может наделить жизнь смыслом и представить ее так, как ему нужно, если у него есть воля. Получается, что, признавая неуловимость реального бытия, в то же время признается реальность воздействия наших представлений и возможность волевого управления ими.

Представители данного направления критикуют Фрейда, Юнга, Адлера за то, что у них человек зависим от влечений, а Уотсона, Торндайка — за зависимость от окружающей среды и несвободу. В рамках экзистенциального направления, наоборот, личность обладает свободой выбора, а каждая ситуация открывает для человека возможность найти свое наилучшее применение, и это является для человека смыслом.

Особо рассматривается проблема связи человека с миром. С точки зрения этой теории попытка понять человека отдельно от его мира — онтологическая ошибка. Не существует человека без мира (бытия), точно так же не существует и мира без человека.

Основным постулатом экзистенциальной теории стали слова Гёте:
Принимая человека какой он есть, мы делаем его хуже;
принимая его таким, каким он должен быть,
мы помогаем ему стать таким, каким он может быть.

Экзистенциалисты понимают природу «бытия» таким образом, что бытие включает в себя «бытие в будущем». Мы не запираем человека в настоящем, а даем ему возможность для изменения и динамики. Все свойства человеческой личности понимаются экзистенциалистами как процессы, а не как «состояния» или «черты».

Не менее важно с точки зрения данного направления и осознание своего способа существования. Только в экстремальных ситуациях возникает ощущение экзистенции — подлинного существования (аутентичности). Аутентичность является одним из ключевых понятий экзистенциальной психологии, это свобода быть самим собой. Мы ощущаем аутентичность в минуты горя, радости, высшего блаженства, восторга, когда освобождаемся от всех масок. Здесь проявляется наша сущность.

Особое отношение сложилось у экзистенциалистов к кризисным жизненным ситуациям, которые помогают человеку переосмыслить свою жизнь. Хорошей иллюстрацией данного утверждения будет отрывок из произведения В. Г. Короленко «Дети подземелья», в котором главный герой впервые сталкивается с «загадкой жизни и смерти». «О да, я помнил ее (о матери. — С. Т.). Когда она, вся покрытая цветами, молодая и прекрасная, лежала с печатью смерти на бледном лице, я, как зверек, забился в угол и смотрел на нее горящими глазами, перед которыми впервые открылся весь ужас загадки о жизни и смерти».

На уровне инстинкта мы боимся смерти. Но по существу мы боимся не смерти вообще, а ранней смерти, когда чувствуем, что жизненная программа неестественно прервана, гештальт не завершен.

Еще одно принципиальное положение экзистенциализма — единство объекта и субъекта. Б. В. Зейгарник полагает, что объектом науки, по мнению экзистенциалистов, должен стать субъект, который выступает не как продукт социальных отношений или биологического развития, а как неповторимая личность, познание которой достигается только через интуитивное переживание. Между воспринимающим и воспринимаемым нет резкой границы, объект и субъект как бы вливаются друг в друга, и объективного восприятия быть не может, оно всегда искажено.

Таким образом, отправной точкой экзистенциализма является человек как личность. От остальных его обособляют свобода, ответственность, право выбора, смысл жизни.

Яркий представитель данного направления — Виктор Франкл (1905-1997), автор логотерапии и экзистенциального анализа, объединенных общим названием Третья венская школа психотерапии. Пройдя первую (психоанализ Фрейда) и вторую (индивидуальную психологию Адлера) венские школы, Франкл встал на путь создания собственной. Термин «логотерапия» Виктором Франклом был предложен еще в 20-е гг., впоследствии в качестве равноценного использовался термин «экзистенциальный анализ». Стоит отметить, что сам термин «логос» для Франкла — не просто «слово», не просто вербальный акт, а квинтэссенция идеи, смысла, т. е., по сути, это и есть сам смысл.

Особое внимание Франкл уделяет «пограничным» ситуациям и положениям, когда человек оказывается перед лицом неизвестного заболевания или в концентрационном лагере, — так он получает возможность познать смысл и ценность своего существования. Слова Ницше: «Если есть ЗАЧЕМ жить, можно вынести почти любое КАК», стали своеобразным девизом экзистенциальной психологии.

Сам В. Франкл прошел с 1942 по 1945 г. пять концлагерей, в которых потерял родителей, жену и брата. Трагические события его жизни, несомненно, обогатили его как психолога: «Когда человек перестает видеть конец какого-то временного отрезка своей жизни, он не может поставить себе никакой дальнейшей цели, никакой задачи; жизнь тогда теряет в его глазах всякое содержание и всякий смысл. И наоборот, стремление к какой-либо цели в будущем составляет ту духовную опору, которая так нужна узнику лагеря, так как только эта духовная опора в состоянии уберечь человека от падения под влиянием отрицательных сил социальной среды, уберечь его от полного отказа от самого себя».1 По мнению В. Франкла, «латинское слово «finis» означает как «конец», так и «цель»».

Именно смысл и ответственность определяют психическое здоровье человека и гармонию между составляющими человеческого естества, считает Франкл. Личность должна быть сосредоточена на проблеме, на чем-то объективном, что стоит делать. Задача заставляет забыть об удовлетворении влечений, удовольствиях, гордости, защите. Здесь и очевидна связь с ответственностью.

Франкл вводит термин экзистенциальный вакуум, обозначающий пустоту, отсутствие смысла жизни, переживаемое человеком. Следствием экзистенциального вакуума является массовая невротическая триада: депрессия, наркомания, агрессия. Самое главное, что помогает жить, — это смысл жизни. Осознание неизбежности смерти меняет жизнь человека. Когда он осознает это, он становится более ответственным за свою жизнь, считает Виктор Франкл. При этом человек обладает определенной свободой, которую не может отнять у него никто.

Одним из ярких представителей экзистенциальной терапии является Дж. Бюдженталь, который назвал свою терапию жизнеизменяющей. Важнейшие положения его подхода заключаются в следующем.
1. За любыми частными психологическими трудностями в жизни человека лежат более глубокие (и не всегда ясно осознаваемые) экзистенциальные проблемы свободы выбора и ответственности, изолированности и взаимосвязанности с другими людьми, поиска смысла жизни и ответов на вопросы: что я есть? что есть этот мир? и т. д. Терапевт проявляет особый экзистенциальный слух, позволяющий ему за фасадом заявленных проблем и жалоб клиента уловить эти скрытые экзистенциальные проблемы и призывы. В этом и состоит смысл жизнеизменяющей терапии: клиент и терапевт совместными усилиями пытаются помочь первому понять способ, которым он отвечал на экзистенциальные вопросы своей жизни, и пересмотреть некоторые из ответов таким образом, чтобы сделать жизнь клиента более аутентичной и более полноценной.

Читайте также:  Серные пробки в ушах - как удалить самостоятельно

2. Данный подход основывается на признании человеческого в каждом человеке и изначальном уважении к его уникальности и автономии. Это также означает осознание терапевтом того, что человек в глубинах своей сущности безжалостно непредсказуем и не может быть познан до конца, так как сам может выступать источником изменений в собственном бытии, разрушающих объективные предсказания и ожидаемые результаты.

3. В центре внимания терапевта находится субъективность человека, та, как говорит Дж. Бюдженталь, внутренняя автономная и интимная реальность, в которой мы живем наиболее искренне. Субъективность — это наши переживания, стремления, мысли, тревоги и все, происходящее внутри нас и определяющее то, что мы делаем вовне, а главное — что мы делаем из того, что там с нами случается. Субъективность клиента — главное место приложения усилий терапевта, а его собственная субъективность — главное средство помощи клиенту.

4. Не отрицая большого значения прошлого и будущего, данное направление ведущую роль отводит работе в настоящем с тем, что в данный момент действительно живет в субъективности человека, что актуально «здесь и теперь». Именно в процессе непосредственного переживания, в том числе и событий прошлого или будущего, могут быть услышаны и полноценно осознаны экзистенциальные проблемы.

5. Экзистенциальный подход задает скорее определенную направленность, локус осмысления терапевтом происходящего в терапии, нежели определенный набор техник и предписаний. По отношению к любой ситуации можно занять (или не занять) экзистенциальную позицию. Поэтому этот подход отличается удивительным разнообразием и богатством используемых психотехник, включая даже такие, казалось бы, «нетерапевтичные» действия, как совет, требование, инструктаж и т. д.

Центральную позицию Бюджентала можно сформулировать следующим образом: при определенных условиях почти любое действие может вести клиента к усилению работы с субъективностью; искусство терапевта как раз и состоит в способности адекватно применять весь богатый арсенал, не переходя при этом к манипулированию.

Именно для становления этого искусства психотерапевта Бюджен-тал описал 13 основных параметров терапевтической работы и разработал методику развития каждого из них.

Теоретическим и идейным лидером экзистенциальной психотерапии принято считать выдающегося американского психолога и психотерапевта Ролло Мэя (1909-1994).

В юные годы он увлекался искусством и литературой, и это увлечение не оставляло Мэя на протяжении всей жизни (его работы написаны великолепным литературным языком). Поначалу Мэй специализировался в области языков, учился в семинарии Теологического общества. Вскоре будущий психотерапевт увлекается идеями А. Адлера, изучает психоанализ, знакомится с Г. Салливеном и Э. Фроммом. Затем, открыв собственную практику, Мэй заболевает туберкулезом, и сознание полной невозможности противостоять болезни (эффективных способов лечения в то время еще не существовало) сильно изменило мировоззрение Ролло Мэя. Тогда он попытался сформировать у себя отношение к болезни как к части своего бытия в данный отрезок времени. Он понял, что беспомощная и пассивная позиция усугубляет течение болезни. Именно на основании собственного опыта борьбы с недугом Мэй делает вывод о необходимости активного вмешательства личности в «порядок вещей», в свою судьбу. Эта установка стала одним из главных принципов его психотерапии.

Мэй уделял особое внимание изучению феноменов страха и тревоги, первым указав, что высокая тревожность не обязательно является признаком невроза. Он разделял тревожность на нормальную и невротичную. Причем нормальная тревожность нужна человеку, так как держит его в состоянии бдительности и ответственности. Вслед за Кьер-кегором Мэй считает, что осознание человеком свободы выбора повышает у него чувство ответственности, которое, в свою очередь, неизбежно вызывает тревожность — озабоченность за эту ответственность выбора. Невротическая тревожность связана же со страхом личной ответственности и стремлением уйти от нее, а значит, и от свободы выбора.

Мэй также рассматривал два вида вины, связанных с удовлетворением или неудовлетворением потребности в свободе. Вслед за К. Роджерсом он внес решающий теоретический и практический вклад в становление психологического консультирования как полноправной специальности. Здесь ученый органично объединяет подходы двух своих основных профессий — пастора и психотерапевта.

Завершая раздел, в котором нами рассматривались концепции личности зарубежных авторов, отметим, что в 1970-х гг. теоретики в области персонологии начали исследовать влияние полового фактора на психологическое развитие женщины. Долгое время изучение жизненного опыта женщин фактически игнорировалось в психологии. Авторы данного подхода — Миллер (1976), Гиллиган (1982) и Джордан (1989, 1991) — выяснили, что главной движущей силой в жизни женщины является стремление к общению, взаимности и отзывчивости. Общение с людьми играет ведущую роль в жизни женщины любого возраста, а уединение и изоляция являются основной причиной страданий. Представители данного направления создали новую схему изучения жизненного опыта человека в контексте его отношений с другими людьми.

Ядром человеческих отношений, по мнению представителей данного направления, являются эмпатия и взаимное доверие. Эмпатия, в свою очередь, включает в себя: мотивацию (стремление узнать другого человека), восприятие (способность воспринимать вербальную и невербальную информацию), эмоции (возможность понимать чувства другого) и познание (способность вынести из общения смысл).

Взаимность подразумевает уважение к жизненному опыту другого, открытость, искренность, которые необходимы для личностного роста людей. Джордан пишет, что развитие происходит благодаря тому, что, пытаясь понять другого, человек расширяет свое сознание и утверждает в себе нечто новое.

Взаимность — это такое отношение к другому человеку, которое предполагает полноту уважения к его жизненному опыту.

Очевидно в связи с этим явное продолжение идей гуманистических психотерапевтов, и прежде всего К. Роджерса.

Итак, каждый крупный теоретик выделил и прояснил отдельные аспекты человеческой личности, каждый из них, по сути, прав в той области, которую он рассматривает наиболее внимательно. Вместе с тем, возможно, их общей ошибкой было предположение, что они обладают единственно правильным и всеохватывающим ответом.

../../Экзистенциальная психология глубинного общения. Уроки Джеймса Бюджентала. Часть Первая. 1.1.

Часть Первая. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО-ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ ПОДХОД: ИСТОРИЯ И ТЕОРИЯ

1.1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ПАРАДИГМЫ

Экзистенциальная парадигма, как уже было подчеркнуто, имеет очень древние и разнообразные исторические корни. Можно выделить как минимум три основные группы источников: литературные, философские и психологические (Schneider, May, 1995).

Литературные истоки, возможно, самые многочисленные и самые древние. Кирк Шнайдер и Ролло Мэй приводят в качестве примера одного из первых документально зафиксированных проявлений экзистенциальных взглядов ассирийско-вавилонский текст «Гильгамеш», написанный около пяти тысяч (!) лет назад (там же, р. 11). Экзистенциальные мотивы — особенно такие, как стремление к свободе, осмысление своего места в мире, поиск смысла жизни и другие — можно найти в творениях всех эпох и народов. Очень остро звучат экзистенциальные вопросы в древнегреческих трагедиях, в «Божественной комедии» Данте, шекспировских «Гамлете» и «Макбете», «Фаусте» Гете и ряде других произведений. Великие писатели «золотого века» русской литературы — особенно Ф.М.Достоевский, Л.Н.Толстой, А.П.Чехов — также уделяли много внимания этим проблемам.

Философская традиция. Как философский взгляд на мир экзистенциальный подход насчитывает много веков и несколько десятков имен известных мыслителей из разных стран. Трудно дать исчерпывающий перечень, достаточно назвать Демокрита, Сократа, Аристотеля, философов итальянского Возрождения, Шеллинга, Канта, в определенном смысле Гегеля и многих других.

Своеобразно, но вполне отчетливо звучат экзистенциальные мотивы в восточной философской традиции (особенно индийской, китайской) — как древней, так и современной.

Но наиболее мощное влияние на становление ЭГП оказали философские поиски мыслителей XIX-XX веков. Джеральд Корэй (Corey, 1986а, р. 74) в качестве наиболее влиятельных фигур, заложивших философский фундамент экзистенциализма, называет Федора Михайловича Достоевского (1821 — 1881), Серена Кьеркегора (1813-1855), Фридриха Ницше (1844-1900), Мартина Хайдеггера (1889-1976) и в особенности — Жан-Поля Сартра (1905-1980) и Мартина Бубера (1878-1965).

Например, Ирвин Ялом, один из современных лидеров ЭГП, считает, что на его собственные взгляды наибольшее влияние оказали попытки этих авторов осмыслить следующие идеи и проблемы (Yalom, 1980):

  • у Достоевского — творчество, бессмысленность и смерть;
  • у Кьеркегора — творческая тревога, отчаяние, страх и трепет, вина и ничто;
  • у Ницше — смерть, самоубийство и воля;
  • у Хайдеггера — аутентичное бытие, забота, смерть, вина, индивидуальная ответственность, одиночество;
  • у Сартра — бессмысленность, ответственность и выбор;
  • у Бубера — межличностные отношения, Я-Ты перспективы в терапии и самотрансценденция.

Влияние этих мыслителей на развитие ЭГП, разумеется, не ограничивается данным перечнем проблем и каждый представитель экзистенциального направления выбирает свои темы и ориентиры, проставляет свои акценты.

Психологические корни ЭГП также многообразны. Экзистенциальные идеи (с различной степенью последовательности и полноты) оказались близки многим психологам — в том числе и тем, кто не причислял себя к явным сторонникам ЭГП. Поэтому влияние экзистенциализма на психологию не ограничилось появлением собственно экзистенциального направления — очень многие психологические школы в той или иной мере ассимилировали эти идеи. Особенно сильны экзистенциальные мотивы у Эриха Фромма, Фредерика Перлза, Карен Хорни, уже упоминавшегося С.Л.Рубинштейна и др. Это позволяет говорить о целом «семействе» экзистенциально-ориентированных подходов и различать экзистенциальную психологию (терапию) в широком и узком смысле. В последнем случае экзистенциальный взгляд на человека выступает как хорошо осознаваемая и последовательно реализуемая принципиальная позиция.

Первоначально это собственно экзистенциальное направление (в узком смысле) в психологии и психотерапии именовалось «экзистенциально-феноменологическим» или «экзистенциально-аналитическим» и представляло собой чисто европейский феномен.

Экзистенциальное направление в психологии возникло в Европе в первой половине XX века на стыке двух тенденций: с одной стороны — это неудовлетворенность многих психологов и психотерапевтов господствовавшими тогда детерминистскими взглядами и установкой на объективный, «научный» анализ человека; с другой стороны — это мощное развитие экзистенциальной философии, которая проявляла большой интерес к психологии и психиатрии. В результате в психологии появилось новое течение — экзистенциальное, представленное такими именами, как Карл Ясперс (1883-1969), Людвиг Бинсвангер (1881-1966), Медард Босс (1903-1990), Виктор Франкл (1905-1997) и др.

Читайте также:  Как лечить зуд и жжение в интимной зоне у женщин

После второй мировой войны экзистенциальный подход получил широкое распространение и в США. Причем, там в числе его наиболее ярких представителей оказались некоторые лидеры третьей, гуманистической «революции» в психологии (которая, в свою очередь, во многом опиралась на идеи экзистенциализма) — Ролло Мэй, Ирвин Ялом, Джеймс Бюджентал и др.

Видимо, поэтому некоторые из них — в том числе и Дж.Бюджентал — предпочитают говорить об экзистенциально-гуманистическом подходе. Как представляется, такое объединение вполне обоснованно и имеет глубокий смысл. Экзистенциализм и гуманизм, безусловно, — не одно и то же, хотя имеют много общего. Название «экзистенциально-гуманистический» фиксирует не только их нетождественность, но и принципиальную общность, которая заключается прежде всего в признании за человеком свободы построения своей жизни и способности к этому (подробнее об этом — см. ниже).

Однако, признавая ведущую роль европейских, а затем американских экзистенциалистов, следует отметить еще две важные линии развития экзистенциальных идей, о которых говорилось выше — восточную и российскую.

Восточная философско-психологическая традиция оказала большое влияние на многие психологические школы, не избежал этого влияния и ЭГП. Правда, у экзистенциальных психологов прямые ссылки на восточных авторов более редки, чем, скажем, у А.Маслоу, К.Роджерса или Ф.Перлза, и некоторые историки психологии считают, что именно представители ЭГП (в частности — Дж.Бюджентал) оказались менее восприимчивы к восточной философии (de Carvalho, 1996, p. 50). И все же, прямо или косвенно, «восточный след» можно найти и у Р.Мэя (Schneider, May, 1995, p. 164) и у Бюджентала — особенно очевидна близость его концепции «Я-процесса» и основополагающих идей дзен-буддизма (см. Bugental, 1965 и др.).

Российская линия развития экзистенциализма, к сожалению, не оказала прямого существенного воздействия на становление экзистенциальной парадигмы в мировой психологии и даже в отечественной культуре не стала пока влиятельной силой. Исключение составляет, конечно, Ф.М.Достоевский, которого хотя и нельзя назвать последовательным экзистенциалистом, но многие идеи которого — отстаивание «человеческого в человеке», ответственности личности за свои поступки, за поиск смысла своего существования и т.п. — и сегодня вызывают большой интерес у философов и психологов экзистенциальной ориентации.

На рубеже XIX-XX веков экзистенциальные мотивы явно прослеживаются у многих российских философов — особенно у Н.А.Бердяева (1874-1948), Л.И.Шестова (1866-1938) и др. Особо следует отметить выдающихся отечественных мыслителей С.Л.Рубинштейна (1889-1960) и М.М.Бахтина (1895-1975).

Сергей Леонидович Рубинштейн долгое время был среди главных идеологов и теоретиков советской психологии. Он — один из создателей теории деятельности, автор многих основополагающих принципов отечественной психологии. В то же время именно он развивал «личностный подход», который нашел свое воплощение в фундаментальном философско-психологическом труде «Человек и мир» (Рубинштейн, 1976), имеющем ярко выраженную экзистенциальную направленность. В нем были подробно рассмотрены такие классические для экзистенциализма (но совсем не традиционные для тогдашней официальной советской науки) понятия как «бытие», «существование», «свобода», «я и другой человек», «любовь», «человек как субъект жизни» и т.п. И хотя формально в тексте содержится критика экзистенциализма (возможно — из идеологических соображений), его дух присутствует очень явно.

Михаил Михайлович Бахтин, блестяще знавший европейскую философию (в том числе, конечно, и экзистенциальную) и многое из нее почерпнувший, создал свою, особую «философскую антропологию», которая в большой мере опирается также и на взгляды Достоевского. Особенно сильно экзистенциальное начало проявилось в концепции поступка Бахтина, в центре которой — идея «не-алиби-в-бытии» личности, ее онтологической ответственности (Бахтин, 1986).

Еще более явно экзистенциальный пафос звучит во взглядах Бахтина на личность и общение, в его знаменитой концепции диалога (во многом перекликающейся с идеями М.Бубера). А его определение человека как личности — «конкретность (имя), целостность, ответственность и т.п., неисчерпаемость, незавершенность, открытость» (Бахтин, 1979, с. 343) — может считаться классически экзистенциальным (подробнее об этом см. Братченко, 1991). Не случайно именно идеи Бахтина легли в основу одного из самых экзистенциально ориентированных подходов в современной отечественной практической психологии — диалогического подхода к консультированию Андрея Феликсовича Копьева (Копьев, 1996 и др.).

Из наиболее ярких, оригинальных и перспективных направлений в современном развитии отечественной экзистенциальной психологической мысли следует прежде всего назвать «психологию переживания» Федора Ефимовича Василюка (Василюк, 1984) и «психологию смысла» Дмитрия Алексеевича Леонтьева (Леонтьев Д.А., 1999).

В последние годы и у многих других отечественных психологов экзистенциальные мотивы звучат все яснее, все настойчивее, ярким свидетельством чего является первая фундаментальная книга, достаточно полно представляющая передовой край «движения за» гуманистическую и экзистенциальную психологию в России (своеобразный аналог американского «Вызова гуманистической психологии» 1967 года) — «Психология с человеческим лицом» (1997).

В целом на основании данного краткого исторического обзора можно с уверенностью утверждать, что экзистенциально-гуманистические взгляды относятся к числу наиболее древних, подробно осмысленных, выстраданных и последовательно отстаиваемых в истории человечества.

Соответственно, можно считать, что наметившаяся в последнее время тенденция к гуманизации психологии и психотерапии не является движением по совершенно новому и неизведанному пути, а, наоборот, — соответствует фундаментальной кросскультурной гуманистической традиции (включающей, естественно, и экзистенциализм), которая имеет длительную историю и в русле которой накоплен богатейший опыт.

В то же время очевидно, что на сегодня потенциал экзистенциального подхода далеко не исчерпан — особенно в области психологии и именно в психологии российской. Задача состоит в том, чтобы, опираясь на понимание, осмысление и принятие этой традиции, использовать уже имеющийся опыт и достижения для создания нового, своего варианта (лучше — вариантов) психологии «с человеческим лицом».

Есть надежда, что знакомство с ЭГП и конкретно с концепцией Джеймса Бюджентала будет способствовать дальнейшему развитию гуманистического и экзистенциального направления в отечественной психологии, реализации его огромных возможностей.

Экзистенциальная психотерапия и логотерапия: найти свой путь

Подход, который поможет отыскать личный смысл

Экзистенциальная терапия родилась на базе философии экзистенциализма. Самые яркие ее представители — Мартин Хайдеггер, Серен Кьеркегор, Альбер Камю и Жан-Поль Сартр. Экзистенциализм был популярной философией XX века. В его основе — уникальность человеческой жизни, в ходе которой он постигает себя, переживая тревогу, конфликты и кризисы. Экзистенциалисты отводят важное место переживаю страха. По их мнению, страх без очевидной угрозы — экзистенциальный страх — заставляет человека переосмыслить свою жизнь. Например, испытывая страх перед смертью, человек может ощутить свою экзистенцию.

Психологи Людвиг Бинсвангер и Карл Ясперс первыми стали применять философию экзистенциализма в психотерапии. В 1930-х годах Бинсвангер начал практиковать экзистенциальный анализ — психоаналитический метод, направленный на постижение сути человека.

Параллельно экзистенциальный анализ стал изучать Виктор Франкл, доктор медицины и философии, ученик Зигмунда Фрейда. В 1938 году Франкл открыл свое собственное направление экзистенциального анализа — логотерапию. Центральное понятие логотерапии — смысл жизни. Она помогает клиенту найти тот смысл, с помощью которого можно преодолеть любой кризис.

Впоследствие экзистенциальный анализ стал изучать Альфрид Лэнгле, ученик Виктора Франкла. Он использовал экзистенциальный анализ как полноценную терапевтическую практику, целью которой было помочь клиенту жить наиболее полной и свободной жизнью. Для этого клиенту надо почувствовать себя «здесь и сейчас» и принять ответственность за все свои поступки и выборы. Альфрид Лэнгле основал Общество Экзистенцального Анализа и Логотерапии в Вене. Сейчас Президент Общества — Кристоф Кольбе.

Основная цель экзистенциальной терапии — научить клиента действовать из «свободной воли», самостоятельно выбирать свой жизненный путь и нести ответственность за выбор.

Экзистенциальная терапия опирается на феноменологию — стремление понять опыт другого человека так, как он сам его проживает и ощущает. Клиент — это личность, а не объект, которому свойственны определенные модели поведения. Иными словами, терапевт должен воспринимать клиента так, как будто это его первый опыт общения с человеком — не опираясь на прошлый опыт, типирование, категоризации и диагнозы. Ирвин Ялом, известный экзистенциальный психотерапевт, даже предлагал «изобретать свой вид терапии для каждого клиента».

Поэтому терапевту важно развивать эмпатию — умение понимать и разделять чужие эмоции. Терапевт не оценивает и не осуждает клиента, что помогает клиенту без страха делиться содержанием своего внутреннего мира.

Личность терапевта играет огромную роль в экзистенциальной терапии. Терапевт сам должен быть свободным и аутентичным, чтобы стать примером для клиента и позволить ему раскрыться.

«Буквально слово «экзистенциализм» означает «существование». Экзистенциальная терапия опирается на следующие положения экзистенциальной философии:

    Человек сущностно одинок в мире, куда оказывается заброшен.

Чтобы жить, человек должен постоянно принимать решения, отказываясь от многих возможностей в пользу одной.

Экзистенциальная тревога — постоянная спутница человека, так как он никогда не может быть вполне уверен, что совершил правильный выбор, принял верное решение.

Отчуждение от самого себя, других людей, окружающего мира — также исходная характеристика человеческой жизни (мы никогда не можем быть уверены, что вполне знаем самих себя, другого человека или понимаем происходящее в мире). С другой стороны, усиление отчуждения является результатом и признаком невротизации, когда становится легче «не быть», чем быть уязвимым и открытым для диалога.

Отсутствие гарантий правильности выбора также может сделать человека невротиком (не принимающим никаких решений вообще, перекладывающим ответственность за принятие решений на других, постоянно меняющим свои решения)

  • Экзистенциальная терапия призвана помочь человеку найти ту точку опоры в себе, из которой возможно совладание с экзистенциальной тревогой, позволяющее преодолеть отчуждение, и, соответственно, делать собственный выбор, не жалея о принятом решении».
  • Многие определяют экзистенциальную терапию как психодинамический подход. Это значит, что она обращается к прошлому опыту клиента.

    Между экзистенциальной терапией и психоанализом есть существенные различия. Если психоанализ винит во всем проблем детские переживания и неудовлетворенные потребности, то экзистенциальный подход считает корнем проблем столкновение с действительностью и ее неизбежными негативными проявлениями. Оба направления работают глубоко. Но психоаналитики понимают «глубокое» как «давнее», а экзистенциалисты — как «глобальное» и «духовное».

    Ирвин Ялом считал, что основные изменения в ходе терапии касаются воли, принятия ответственности и вовлеченности в жизнь. Чтобы добиться этих изменений, экзистенциальный терапевт работает с базовыми тревогами и страхами клиента.

    Все мы конечны — эта мысль может вызывать панику и желание закрыться от мира. С точки зрения экзистенциального терапевта, в идее неизбежности смерти есть много ресурсов. Именно она заставляет человека переосмыслить жизнь и осознать себя здесь-и-теперь.

    Читайте также:  Врожденная микроцефалия; Архив - Клинические протоколы МЗ РК - 2010 (Приказ №239); MedElement

    Терапевт работает с защитными механизмами клиента, анализирует его сны, находя и прорабатывая в них тематику смерти. Также терапевт может предложить клиенту представить собственную смерть: когда и где она произойдет, что и кто будет окружать клиента. Эта техника помогает лучше понять, чего клиенту не хватает в данный момент жизни. То есть, прояснить личные смыслы.

    Цель терапии — научить клиента самостоятельно выбирать путь и брать за него ответственность.

    Терапевт работает над поведением, которое нацелено на уклонение от ответственности. Нередко клиент перекладывает ответственность на самого терапевта — ведь «это его работа» и «он лучше разбирается». Чтобы изменить это, терапевт расспрашивает клиента о его личном вкладе в каждую проблемную ситуацию.

    Многие боятся ответственности, потому что ассоциируют ее с виной. Это пассивная позиция: ведь виноватый несет наказание, а ответственный — изменяет ситуацию. Экзистенциальная терапия помогает занять активную позицию по отношению к собственной жизни. Для этого на терапии часто используется «техника принятия решений»: терапевт учит клиента принимать решения так, чтобы они активизировали внутренние ресурсы. Это происходит из-за осознания того, что любому действию или событию предшествует решение. Если мы хотим жить подлинную жизнь в соответствии с собственными ценностями — необходимо ответственно принимать решения.

    Заводить отношения из страха одиночества — значит, никогда не познать настоящей ценности общения с другими людьми. Экзистенциальный терапевт снижает чувствительность клиента к страху одиночества, разговаривая с ним на эту тему. Он помогает клиенту понять, что все мы рождаемся и умираем в одиночестве — но это не отменяет нашей способности любить.

    Терапевт стремится выстроить с клиентом отношения, которые были бы примером взаимопонимания, принятия и доверия. Несмотря на то, что эти отношения неизбежно закончатся, когда исчезнет необходимость в терапии, они все равно могут быть ценными. Этот опыт помогает клиенту в дальнейшем общаться с людьми без попытки использовать их, чтобы избавиться от страха.

    С точки зрения экзистенциальной терапии, в жизни нет определенного объективного смысла. А значит, человек должен сам его создать.

    Смысл помогает противостоять экзистенциальному ужасу. Он способствует тому, чтобы человек был вовлечен в жизнь. Терапевт создает условия, в которых клиенту легче было бы обыскать смысл: принимает мысли и чувства клиента без осуждения, задает вопросы, помогает осознать защитные механизмы и преодолевать их.

    «Разные терапевты могут использовать различные техники, определяя, в чем наиболее нуждается данный клиент. Например, очень распространены техники на работу с чувствами (для лучшего понимания своего состояния). Это может быть дневник чувств, который клиента просят вести в течение недели. Там он каждый день записывает, что он чувствовал в ответ на те или иные события дня (в помощь дается шпаргалка с названиями чувств).

    Это может быть юнгианская техника активного воображения, когда клиент пускается с терапевтом в воображаемое путешествие, представляя себе некий дом и исследуя его комнаты в состоянии легкого транса. Дом в данном случае — собственное Я клиента. В этом доме могут быть найдены забытые детские вещи, пробуждающие чувства, в подвале или на чердаке могут быть тайники с сокровищами, а в стене может оказаться дверь, ведущая к новому решению».

    «Логос» в переводе с греческого означает «смысл». Логотерапия фокусируется на смысле человеческой жизни — том, ради чего стоит жить.

    Виктор Франкл был учеником Зигмунда Фрейда. Под влиянием работ экзистенциальных философов и психологов он начал развивать собственное направление. Чтобы отделить его от остальных направлений, он выбрал термин «логотерапия».

    С 1942 по 1945 Франкл находился в немецких концентрационных лагерях. Его близкие родственники, включая жену, погибли. Франкл не только остался в живых, но и продолжил работать над своей теорией. Он заметил, что в лагерях выживали не самые здоровые, а самые крепкие духом — те, у кого было, ради чего жить. После он издал книгу-бестселлер «Сказать жизни „да!“», где описал свой опыт и свою философию.

    Если стремление к жизни фрустрировано, это может привести к экзистенциальной фрустрации. Это значит, что человек теряет волю к поиску смысла и переживает сильный внутренний кризис.

    Некоторые люди считают свою жизнь абсолютно бессмысленной; они чувствуют, что она движется в никуда, не имеет ценности. Это чувство Франкл назвал «экзистенциальным вакуумом». Экзистенциальный вакуум, как и экзистенциальная фрустрация, приводят к специфическому неврозу. Чтобы отличить этот невроз от привычного нам психогенного, в логотерапии используется слово «ноогенный» (от греч. «ноос» — дух, смысл). Он базируется не на психологических травмах, а на глубоких духовных переживаниях.

    Так как ноогенный невроз — это кризис смысла, с ним лучше всего справляется логотерапия. Терапевт пользуется психоаналитическими техниками, чтобы помочь клиенту самораскрыться. Смысл работы в том, чтобы помочь клиенту пройти через кризис, и на этом пути обрести смысл.

    Виктор Франкл изобрел две техники логотерапии, которые помогают работать с тревожными состояниями, обессивно-компульсивными расстройствами и сексуальными неврозами.

    Метод парадоксальной интенции был впервые описан в 1939 году. Его суть заключается в том, чтобы нарочито делать то, что вызывает страх и тревогу, и искусственно усиливать собственную реакцию. Например, если человека трясет перед выступлением на публике, логотерапевт предлагает ему трястись еще сильнее — желательно придавая этому комичную форму. Это поведение помогает перестать сопротивляться тревоге, что само по себе снимает часть напряжения. Также оно помогает отделиться от проблемы, взглянуть на нее со стороны. Когда клиент некоторое время практикует технику парадоксальной интенции, он перестает реагировать на проблемы «закрепленным» образом.

    Экзистенциальная терапия и логотерапия — подходы, которые могут быть как краткосрочными, так и долгосрочными. Все зависит от запроса, с которым приходит клиент.

    В экзистенциальном подходе нет четких границ работы: она может анализировать прошлое клиента, если есть запрос на проработку травм и переосмысление опыта. Также она может работать с настоящим и будущим, если клиент хочет преодолеть конкретную трудность или обрести цель в жизни. Эти запросы предполагают разную технику — а, соответственно, и продолжительность работы.

    «Продолжительность курса может быть различной, в зависимости от запроса клиента. Минимальная продолжительность — 10 встреч, средняя — 6 месяцев, но есть клиенты (в частности, в моей практике), кто остается в терапии, используя ее как поддерживающую в течение 1 года и более».

    «Клиентка 32 лет пришла с запросом на принятие решения — сохранить или прервать случайную беременность. Это ее первая беременность, она считает себя чайлдфри, никогда не хотела и не хочет детей, муж (7 лет в браке) всегда ее в этом поддерживал. Клиентка собралась идти на прерывание, но муж «неожиданно предложил подумать, и, может быть, оставить». Клиентка растерялась, испугалась, расстроилась, стала расспрашивать мужа, почему ему пришла в голову эта идея. Муж признался, что «всегда хотел ребенка, но не хотел ее расстраивать, поэтому поддерживал позицию чайлдфри». Женщина была ошеломлена. Муж предложил «подумать, почему ей так не хочется иметь детей, может быть,с этим связана какая-нибудь травма». Клиентка начала сомневаться и не смогла принять решение.

    Она пришла на 7 неделе, у нас было немного времени для принятия решения: произвести вмешательство можно до 12 недели.

    Эмоциональный контакт и доверие между нами сразу установились, что было благоприятной почвой для работы. Мы провели 8 встреч, по две встречи в неделю. Так как эмоционально клиентка была очень взвинчена, мы решили сразу структурировать ее переживания с помощью некоторых техник. Например, мы составляли таблички. В одной графе она писала: «Если я сохраню беременность, я уже никогда не смогу…» В другой графе: «Если я прерву беременность, я уже никогда не смогу…». В каждой графе нужно было написать не меньше пяти позиций.

    Неожиданным ответом для самой клиентки было совпадение одной из позиций в обеих графах. Она написала: «Если я сохраню беременность, я уже никогда не смогу быть свободной, потому что перестану жить для себя». И в другой графе: «Если я прерву беременность, я уже никогда не смогу быть свободной, потому что не смогу забыть о том, что однажды была матерью 10 недель». Я спросила, считает ли она уже сейчас себя матерью. Она ответила, что да, и что это ужасно, потому что она плохая мать, которая раздумывает, не прервать ли жизнь ребенка. Из этой ситуации нет выхода, так как она будет плохой матерью в любом случае — если прервет жизнь ребенка и если родит ребенка. Я спросила, значит ли это, что ей важно было бы стать хорошей матерью. Она ответила, что «конечно, да». Я спросила, значит ли это, что она была бы готова что-то сделать для того, чтобы добиться положительного результата. Клиентка растерянно посмотрела на меня и сказала: «Но ведь тогда я похороню свою жизнь». Я сказала: «Это звучит так, как будто бы нам с вами сейчас непременно нужно кого-то похоронить: или вас, или вашего ребенка. Как будто вы не можете жить оба одновременно — только один из вас за счет другого». Клиентка заплакала и плакала несколько минут, в течение которых я молчала, чтобы не мешать ей. Затем она сказала: «Моя мать всю жизнь говорит, что ее жизнь закончилась с рождением меня, и она жалеет, что не сделала аборт». Я осторожно сказала: «Это выглядит так, как если бы ваш аборт стал подарком для вашей матери… Как будто бы вы решили переписать ее историю, подарив ей утраченную возможность прервать беременность. Смотри, мама, — как будто бы говорите вы, — я делаю это для тебя, я поняла, как нужно, я хорошая дочь, ты ведь похвалишь меня за это решение, ты больше не будешь жалеть, что родила меня?» Клиентка снова заплакала и проплакала до конца сессии. Это был переломный момент терапии. На следующей встрече она открывала для себя возможность не хоронить никого и позволить жить обоим — себе и своему младенцу. Она также прощалась с иллюзией быть хорошей девочкой для своей мамы и отвоевывала право прожить свое собственное материнство, используя технику пустого кресла: она представляла в нем свою мать и разговаривала с ней».

    Ссылка на основную публикацию
    Шишки после уколов на ягодицах чем лечить что делать, лечение у взрослого, как быстро избавиться, не
    Как убрать шишки от уколов Причины появления В каком случае можно подозревать занесение инфекции? Что можно сделать для того, чтобы...
    Чувство дискомфорта в правом подреберье причины, диагностика, лечение и профилактика
    Шевеление в правом боку в области печени Особенности симптома и классификация Причины, связанные с кардиологическими проблемами Механизм возникновения шевелений Как...
    Чудодейственный чай из березовой чаги 7 рецептов для Вашего здоровья
    Напиток чага: чем полезен настой из березового гриба Как приготовить лечебный напиток и как его применять Как известно, не все...
    Шкала Апгар таблица для новорожденных, расшифровка 10, 8, 88, 7, 77, 9, 99, 910, 78, 89, 66, 68, 67
    Оценка по шкале Апгар позволяет определить риск развития эпилепсии Резюме. И детского церебрального паралича По шкале Апгар, используемой для оценки...
    Adblock detector